Кристина Ривша (nouglysv) wrote,
Кристина Ривша
nouglysv

Кто придумал лейкопластырь

История лейкопластыря началась в 1882 году, когда немец Пауль Карл Бойерсдорф нанес на кусочек льняной тряпочки природный каучук, сосновую смолу, окись цинка и назвал свое изобретение лейкопластырь (греч. leikos - «светлый», emplastron - «мазь»). С тех пор прошло несколько лет...

Майским днем 1890 года у себя дома в немецком городе Гамбург 27-летний фармацевт Оскар Тропловиц просматривал свежий номер специализированной газеты Pharmazeutische Zeitung. Одно из рекламных объявлений привлекло внимание молодого человека. В нем предлагалось срочно и недорого (за 70 тыс. DM) купить небольшую химико-фармацевтическую фабрику вместе со складом. Тропловиц, выходец из еврейской семьи, пустившей свои корни в Верхней Силезии еще в XVII веке, всю жизнь мечтал о собственном деле. Оскара настолько заинтересовало предложение о продаже, что он решил написать рекламодателю письмо, в котором попросил уточнить некоторые интересующие его детали.

Ответ не заставил себя долго ждать. Письмо от Пауля Карла Байерсдорфа, известного в фармацевтическом мире специалиста и, собственно, владельца фабрики, он получил всего через пару дней. Из письма Оскар узнал, как восемь лет назад фармацевт совершил поистине революционное изобретение — создал первый в мире бактерицидный пластырь , способный залечивать раны, не вызывая еще большего инфицирования или раздражения кожи. Пластырь был сразу же запатентован и стал первым кирпичиком в фундаменте новой компании Beiersdorf. Однако изобрести пластырь оказалось проще, чем заставить людей его покупать. Непредприимчивый Байерсдорф просто не представлял, как сбыть товар. При личной встрече Байерсдорфа с Тропловицем последний задал ему вопрос: в какую сумму обходится реклама продукции.

Байерсдорф ответил, что никакой рекламой не занимался и в этом вопросе абсолютно не разбирается. Тропловицу стало понятно, почему весь нереализованный товар мертвым грузом лежал на складе, а фирма Beiersdorf в руках неумелого предпринимателя постепенно близилась к финансовому краху. Тропловиц, который в это время был почти вдвое младше Байерсдорфа, оказался полной противоположностью своего старшего коллеги. Молодой, напористый, привыкший брать от жизни по максимуму, Оскар Тропловиц был просто шокирован подходом к ведению дел в компании Байерсдорфа. Когда 1 октября 1890 года оба фармацевта покончили со всеми юридическими процедурами по сделке и ударили по рукам, в голове нового хозяина Beiersdorf сотнями роились идеи организации нового дела. Уж он-то знал, что закатит такую рекламную кампанию, что покупателям ничего не останется, как партиями скупать его продукцию.

Сам Пауль Байерсдорф оставшуюся жизнь посвятил фармацевтическим опытам в своем частном владении в Алтоне. Потом он ввязался в какую-то сомнительную сделку и потерял почти все деньги, после чего в июне 1896 года покончил жизнь самоубийством, отравившись ядом. У Тропловица же дела шли все лучше и лучше. В 1892 году он приобрел новое помещение, в котором открыл торговый зал. Кстати, именно это здание до сих пор является головным офисом Beiersdorf. Тропловиц работал над технологией, увеличивал выпуск продукции и изо всех сил старался минимизировать издержки производства. Он предложил сотрудничество бывшему партнеру Байерсдорфа, известному немецкому дерматологу Паулю Герсону Унна, который вместе с Полем Байерсдорфом участвовал в разработках пластырей .

В тандеме Тропловиц и Унна получили один из самых важных патентов на Leukoplast, изделие, которое в современной фармацевтике хорошо известно под названием бактерицидный лейкопластырь . Им удалось нейтрализовать раздражающее действие обычного пластыря , добавив в его состав оксид цинка, который к тому же придал пластырю современный белый цвет. Оставался последний момент: с помощью рекламной кампании показать изобретение покупателю и ждать его реакции. Она не заставила себя долго ждать — очень скоро пластыри от Beiersdorf стали пользоваться огромным спросом в Германии, а через несколько лет и во всем мире. Другим изделием, которое Тропловиц изобрел совместно с Унна, стал Paraplast, новый вид медицинского пластыря , полностью состоящий из хлопка. Помимо медицинских, лаборатория Beiersdorf получила и целый ряд технических пластырей , которые были абсолютно непригодными для человеческой кожи, зато оказались просто незаменимыми, к примеру, чтобы заклеить порвавшуюся покрышку велосипеда. Таким образом, на основе полученных новинок был создан новый дивизион компании, специализирующийся на выпуске изоляционных лент.

В 1922 году Тропловиц создал новый брэнд Hansaplast. Leukoplast и Hansaplast продавались по принципиально низким ценам. Приверженность этой тактики помогла Beiersdorf сравнительно быстро стать компанией международного значения. А примерно в тоже время некие братья Джонсон: Роберт и Джеймс предложили медикам нераздражающую кожу хирургическую ленту с адгезивом из окиси цинка, предназначенную для удержания на теле марлевой повязки. Можно сказать, что человечеству повезло с тем, что Жозефина Диксон — жена поставщика ваты для фирмы Джонсонов Эрла Диксона — была молода и неопытна в ведении домашнего хозяйства.

На каждом шагу ее подстерегали несчастья: то палец порежет кухонным ножом, то обожжется, схватив раскаленную сковородку. Более просвещенный муж мог бы отвести Жозефину к последователям Фрейда и выяснить причину ее мазохистского стремления к самоуничтожению, но любящий Эрл терпеливо забинтовывал ей руки и заклеивал хирургической лентой, которую приносил с работы, ее раны. Оказывать первую помощь он умел — отец и дед были врачами, но возня с повязкой требовала много хлопот, а главное присутствия самого Эрла — условие почти невыполнимое, если учесть, что половину рабочего времени Диксона составляли разъезды. Не желая бросать Жозефину на милость соседей, Эрл задумался и пересмотрел саму процедуру перевязки. Повязка должна держаться на месте, легко и удобно накладываться и в то же время сохранять стерильность. Он положил на кухонный стол хирургическую ленту шириной в три дюйма липкой стороной вверх, отрезал кусочек марли и приклеил ее на середину. Чтобы повязка не испачкалась, а клей не высох, он закрыл ленту тонкой тканью.

Смысл всего этого был в том, что когда миссис Диксон снова поранится, ей понадобится только снять защитную ткань и приложить готовую повязку на поврежденное место. Диксон поделился своей выдумкой с коллегой, тот посоветовал ему рассказать об этом менеджеру. Президент Джеймс Джонсон увидел в этом изобретении большое будущее, а управляющий хлопчатобумажной фабрики У. Джонсон Кеньон придумал название новому изделию: бэнд (лента) + эйд (помощь) — и получилось «бэнд-эйд», то, что мы называем сегодня пластырем. В 1924 году фирма Джонсонов установила машину для резки бэнд-эйдов на кусочки длиной 3 дюйма и шириной 3/4 дюйма. Вот так, благодаря этим двум историям, сейчас мы имеем и активно используем в повседневной жизни одно из ценных изобретений века — пластырь .

ист
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nouglysv september 1, 2014 14:37 1
Buy for 10 tokens
Здесь вы можете разместить свой пост или рекламу
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments